JEEP-FORUM.RU - ДЖИП-ФОРУМ.РФ - Форум JEEP-ов
 
Race-Lab
Вернуться   JEEP-FORUM.RU - ДЖИП-ФОРУМ.РФ - Форум JEEP-ов > JEEP-Forum > Друзья JEEP-Forum

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 06.02.2018, 18:22   #1
Alex uno
Пользователь
Житель форума
 
Аватар для Alex uno
 
Регистрация: 16.08.2012
Адрес: Москва ЗАО,М.О.Раменское
Марка: JEEP Cherokee I (XJ) 3D AMC242. AW4. NP242. D30(3.55),C8.25(3.55) Dark Blue.3D AMC150.AX5.NV231
Возраст: 41
Сообщений: 1,605
Exclamation Рассказ Николая Бреста.

Всем доброго дня!
Хочу опубликовать рассказ моего хорошего друга и учителя....

Последнее слово

Это письмо было найдено на теле расстрелянного боевиками офицера. Во вторую чеченскую. Тело было практически изрешечено пулями, но письмо, каким то образом, сохранилось в целости. Орфография немного исправлена. Так как письмо было написано карандашом, и некоторые предложения не читались, то текст письма публикуется с некоторыми сокращениями. Вот текст письма:
Милая моя мамочка! Дорогая моя родительница! Утром меня убьют. Не знаю каким способом они это сделают, но точно знаю –убьют. Мои дети лишаться отца. Я предстану перед Господом, который спросит меня, как я жил, как выполнял его заповеди и что сделал хорошего в этой жизни. И что я отвечу? Мамочка дорогая, как же страшно уходить из жизни, зная - что тебя ждет потом! Снова, как в детстве, я плачу и зову тебя:" Мама помоги мне, подскажи, утешь, ободри, погладь по голове и прижми к сердцу со словами:"Не бойся сынок – я с тобой! Все будет хорошо!»». Как часто, ты мне это говорила! И я успокаивался. Я верил в то, что если мама так сказала, то все действительно наладится. Я понимаю теперь, что всегда знал – не смотря ни на что, где бы я не был и в какую беду не попал – ты всегда думаешь обо мне, молишься потихоньку, и что бы никто не видел и не слышал - плачешь. А отец, обычно такой суровый, мужественный, нахмурит брови и ходит насупившись. Ему нельзя плакать, нельзя показать свои чувства, он – мужчина.
Помню, когда первый раз подрался. И сразу один против двоих. Так разозлился на несправедливые дразнилки, что бросился на двоих, более старших, и был здорово, побит. Помню, как пришел домой весь в слезах, и рыдал. Не из-за разбитого носа, а от обиды. Слышал, как отец сказал тебе:" Не лезь! Пусть привыкает терпеть молча!». Но ты мамочка моя, позже, потихонечку подошла ко мне, обняла и плакала вместе со мной. Вспоминаю, как обижал тебя, когда ты вдруг брала меня, уже «взрослого» 13 –ти летнего, за руку или обнимала при всех. Я грубо вырывался, и с возмущением говорил: «Не делай из меня маменькиного сынка!». А ты молча уступала. Ну а чей же я тогда сынок? Кто еще, в этой моей жизни так искренне просто, проявит свою любовь? Кто будет ждать - всегда? Несмотря ни на что! Кто никогда не предаст, не продаст? Кто любит всегда? Кто примет меня в любом состоянии? Только Господь и мама!
Отец рассказал мне, что когда я в первый раз ушел на войну, ты пошла в Церковь и молилась – «Господи! Не забирай моего старшенького! Кровиночку мою! Опору и надежду! Пусть он останется жив! Забери лучше мою жизнь!». И видишь как все случилось - я пришел с войны, а ты уже слегла. Но ведь тебе не было и шестидесяти!
А я то – честолюбивый эгоист, давай хвастаться, своими наградами и победами. Возбужденно рассказывать, про СВОИ планы на будущее! А ты уже все знала…, знала, что больше не встанешь, не увидишь теплого живого солнышка… Не будешь радостно щебетать, суетиться, накрывая на стол (чисто по -женски), раздражая, настоящих мужчин (нас с отцом,) своей «болтовней». А ведь это было просто проявление радостного ликования – «сынок приехал!». Ты уже знала свой приговор – рак! Ты уже знала свой срок, но ничего не говорила мне, только тихо улыбалась, своей доброй и лучезарной улыбкой, которой может улыбаться, только мама своему ребенку. И говорила при этом: «Сыночек мой любимый, я так за тебя рада!». А я недолго побыл в родительском доме и ушел, на следующую войну. Помню прощание:
-Береги себя сынок! Не высовывайся! Может - останешься?;
-Да ты что мам! Как там ребята без меня! Я же – не трус! Я должен!
-Ну, поезжай с Богом! Не обижай никого! Не убивай без надобности!
- Я – солдат мам. Как прикажут!
- Обними меня. Я постараюсь дождаться!
-Да куда ты мамочка денешься – скоро буду! Я же «заговоренный».
- С Богом! – крестишь меня.
Дорогая моя мамочка! Мне так стыдно! Стыдно и горестно, за то, что я не замечал ничего вокруг, кроме того, чего хотел замечать. За то, почти никогда не благодарил тебя, принимая твою любовь и заботу, как должное. Ни за твои бессонные ночи, не за твою преданную тихую любовь! Ни за твой материнский подвиг, не за братьев и сестру! Ни за твое терпение, во время моего взросления, и выбора военной профессии. Ведь это ты – первый человек, который еще трехгодовалому, почти грудному ребенку, сказала:» Ты – воин! Защитник земли Русской, и … меня…». Ведь это ты, когда я выбирал в какую спортивную секцию пойти, сказала мне: " Бокс – самый мужской вид спорта.». А ты же была врачом. Ты ненавидела бокс! Но ты знала, что, я зачитал до дыр книгу о нашем, прославленном боксере и ветеране войны, Николае Королеве. Ты знала! И втайне от меня, плакала и жаловалась отцу:" Ему все мозги вышибут!».
Мамочка моя, родная! Как я сожалею, что только сейчас, перед своей смертью, понял, что самая главная женщина в жизни любого мужчины – это его мать! Прости меня мама! Господи, утеши ее! И прости мое черствое к ней отношение! Прости мое хладнокровие! Прости, что не отдал ей свой сыновний долг! Пожалей Господи и утеши, всякую мать, на нашей планете! Напомни Господи, каждому мужчине, что он - сын! Что его мама ждет его, любит его; плачет вместе с ним и радуется вместе с ним; живет, вместе с ним и умирает за него! Господи! Даже, если мне и суждено, вечно умирать в аду, дай мне силы и возможность, благодарить свою маму за все! Прощайте!
Мы сделали ксерокопию этого письма, нашли отца этого офицера, его двоих братьев и сестру и передали им – отцу оригинал, а братьям и сестре по копии. Прошло какое –то время, и на Донбассе, среди ополченцев, мы повстречали брата автора этого письма. Он рассказал нам, что отец его стал монахом –священником (иеромонахом), самый младший брат тоже принял монашество, и сестра готовится принять монашество в монастыре в Дивеево. Воистину – пути Господни неисповедимы!

Николай Брест
__________________
8915-2000-27ноль
WhatsApp, Viber, Telegram.

Последний раз редактировалось Alex uno; 07.02.2018 в 15:32.
Alex uno вне форума
  
  Ответить с цитированием Перейти в начало страницы
Старый 07.02.2018, 15:33   #2
Alex uno
Пользователь
Житель форума
 
Аватар для Alex uno
 
Регистрация: 16.08.2012
Адрес: Москва ЗАО,М.О.Раменское
Марка: JEEP Cherokee I (XJ) 3D AMC242. AW4. NP242. D30(3.55),C8.25(3.55) Dark Blue.3D AMC150.AX5.NV231
Возраст: 41
Сообщений: 1,605
По умолчанию

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 603985.jpg
Просмотров: 34
Размер:	87.6 Кб
ID:	142351
__________________
8915-2000-27ноль
WhatsApp, Viber, Telegram.
Alex uno вне форума
  
  Ответить с цитированием Перейти в начало страницы
Старый 07.02.2018, 15:34   #3
Alex uno
Пользователь
Житель форума
 
Аватар для Alex uno
 
Регистрация: 16.08.2012
Адрес: Москва ЗАО,М.О.Раменское
Марка: JEEP Cherokee I (XJ) 3D AMC242. AW4. NP242. D30(3.55),C8.25(3.55) Dark Blue.3D AMC150.AX5.NV231
Возраст: 41
Сообщений: 1,605
По умолчанию Перед боем.

Итак, все готово: оружие, боекомплект, снаряжение, экипировка, люди. Через несколько часов выдвигаемся. Все вроде как всегда, но почему то волнительно. Сейчас даже горный воздух не кружит голову. Сон не идет. Мысли вертятся вокруг завтрашней задачи. Уже в который раз делаем это, но всегда, все по – новому: и обстоятельства, и действия людей, и порядок, и место, и череда событий. Казалось бы, все просто: скрытно выдвинуться, найти, уничтожить и выйти на точку съема. И план есть, и опыт, и отработали все до мелочей, и группа слажена, но нет одинаковых ситуаций, нет одинаковых людей, и обычно процесс идет не так, как запланировано. У нас говорят: «Если все идет хорошо, значит где – то засада!». Военная мудрость. Если, долгое время занимаешься каким–либо делом, приходит интуитивное понимание того, что надо делать, уверенность и относительное спокойствие. Хотя, какое может быть спокойствие на войне. Война! Неужели завтра для кого–то уже не наступит. И чья–то мать останется без сына. И зарыдает взахлеб жена, и заплачут дети. И будут что- то объяснять, убитым горем родным и близким чужие люди в военной форме, угрюмо глядя в сторону. Про награды, про подвиг, про значимость каждой солдатской жизни. Будут произносить хорошие слова, мучительно подбирая их, но внезапно овдовевшей жене или матери, потерявшей единственного, горячо любимого сына; как ей понять? как выдержать этот удар, как успокоить, внезапно сжавшееся в тяжелый, холодный камень сердце? И горе тут же состарит ее, своя жизнь потеряет всякий смысл и радость. Потеряется, уйдет в прошлое веселый мамин смех. Война! Молодые идут на нее, с мечтами о романтике боевой работы, о воинской славе, о радости победы. Каждый за своим, конечно, но романтика присутствует обязательно. А так же, ощущение причастности, к самой лучшей части воинства – к спецназу. Все это ненадолго. Война быстро расставляет все по своим местам. Война это не спорт. Здесь нет радости победы. Здесь, вообще нет победы, ради победы! Здесь есть радость, тому, что ты жив, что живы твои соратники, твои братья, твои самые близкие люди. Облегчение, от выполнения поставленной задачи. Радость о того, что бой закончился, и мы вышли из него, и что нет потерь. Радость солнцу и теплу, горячей воде и горячей пищи, радость каждой минуте жизни. Это такая, естественная радость, без восторгов и придыханий, без прыганья и хлопанья в ладоши. Просто дышится полной грудью и все кажется светлее. Уже потом, в расположении, приходит сумасшедшая усталость, иногда даже легкое, приятное отупение. И тяжелые веки смыкаются, погружая в глубокий, но тревожный сон. Иногда, вздрагиваешь, просыпаясь и напряженно вслушиваясь, привычно нащупываешь оружие. Война это трудная, неблагодарная и печальная работа. На войне мальчики превращаются в стариков, мужчины каменеют, а женщины мужают. Война это постоянное горе и печаль. Горе от потери своих братьев – боевых товарищей, отцов - командиров, горе от предательства, подлости и жестокости врага. Сердце от этого каменеет, и высыхают от отсутствия слез, глаза. Печаль приходит, когда вспоминаешь о доме, о родных, любимых, и иногда, возьмет такая тоска, от невозможности быть рядом с ними сейчас, что встанет комок в горле, остановиться дыхание и сердце забьется сильно и шумно.
Но я люблю быть на войне. Здесь все намного проще и честней. В боевых условиях отношения между людьми чище, что ли. Здесь нет лжи! Тут невозможно пустить пыль в глаза рассказами о своей «крутости», так как, первый же огневой контакт все покажет. На войне, характер и нрав человека проявляются очень быстро. На войне нет компьютеров, виртуального мира и спорта. Тут все настоящее: дружба, жизнь, смерть, печаль, радость, грязь, победа, горечь поражения. А когда, после войны, возвращаешься в мирную жизнь, чувствуешь себя ребенком, который не понимает, зачем люди так себя ведут. Почему, так агрессивны друг к другу. Почему дерутся на дороге из-за куска железа под названием автомобиль. Зачем рискуют жизнью, в бессмысленных, экстремальных развлечениях. Зачем, ночи напролет, убивают себя в ночных клубах, и ради чего ломаются на рингах и в клетках. И какую пользу приносят нашему Отечеству все эти молодые, слащавые и чрезмерно болтливые, продавцы - консультанты и бесчисленные менеджеры? Иногда, долгое время не можешь адаптироваться к такой сумбурной и лживой, мирной, гражданской жизни. Тогда защемит сердце, воспоминаниями о друзьях и командирах, навалится ощущение собственной чуждости, этому выдуманному, виртуальному миру, и невыносимо сильно, потянет туда, где все просто и правдиво, где ты нужен, туда, где твое настоящее место, туда, где мужчина несет ответственность за свои слова и поступки, туда, где реальная жизнь.
Вот спят мои ребята. Мои дети и братья. Мои самые близкие и родные люди, на сегодняшний день. Завтра они опять уйдут в неизвестность. И будут отдавать свои жизни, свое здоровье, свою юность, свою чистоту, за Родину, за людей, за други своя. Они точно такие же, как и те, на гражданке. Только они не продают и не покупают, не рассказывают о том, чего не знают, не работают ради денег и новой тачки, не делают «селфи» для хвастовства. Они – служат! Просто они, настоящие русские воины. Такие же, как наши отцы и деды, отстоявшие свое Отечество и принесшие ему славу. Спокойные и уверенные, веселые и грустные, такие разные, но единые в своем подвиге. Подвиге служения Родине. Это и есть русский солдат! Не важно, где, не важно, когда, но он всегда готов, всегда на- страже! В горячих и холодных войнах, на границе и за границей, в спецназе и авиации, на суше или на море! Он всегда начеку, всегда готов отдать свою жизнь и взять на себя ответственность за нашу защиту. И пока есть такие люди, будет жить Россия! Низкий Вам поклон братья!

Николай Брест.
Нажмите на изображение для увеличения
Название: Перед боем 3.jpg
Просмотров: 21
Размер:	173.4 Кб
ID:	142352

Нажмите на изображение для увеличения
Название: Перед боем 2.jpg
Просмотров: 20
Размер:	68.8 Кб
ID:	142353

Нажмите на изображение для увеличения
Название: Перед боем 4.jpg
Просмотров: 19
Размер:	71.0 Кб
ID:	142354
__________________
8915-2000-27ноль
WhatsApp, Viber, Telegram.
Alex uno вне форума
  
  Ответить с цитированием Перейти в начало страницы
Старый 12.02.2018, 12:25   #4
Alex uno
Пользователь
Житель форума
 
Аватар для Alex uno
 
Регистрация: 16.08.2012
Адрес: Москва ЗАО,М.О.Раменское
Марка: JEEP Cherokee I (XJ) 3D AMC242. AW4. NP242. D30(3.55),C8.25(3.55) Dark Blue.3D AMC150.AX5.NV231
Возраст: 41
Сообщений: 1,605
По умолчанию Проклятая война.

Они ждали уже больше трех суток, а цель все не появлялась. Они ждали спокойно и терпеливо. С холодной, расчетливой решимостью, внимательно наблюдая обстановку. Их целью был снайпер, одного из батальонов национальной гвардии Украины, с позывным, «Мангуст». Ополченцы ДНР называли его «лисий хвост», из – за пушистого, похожего на беличий, хвоста, который, Мангуст цеплял к своему головному убору. Иногда, после особенно удачного выстрела, снайпер прикреплял свой талисман, к длинному шесту, и из укрытия, издевательски размахивал им несколько секунд, в знак своей, очередной победы. Это очень раздражало ополченцев. Они открывали беспорядочный огонь по шесту с хвостом. Обычно безрезультатно. Стрелял Лисий хвост неплохо. Выбирал хорошие позиции, мог ждать, подкрадываться, вести беспокоящий огонь и некоторое время, держать ополченцев в напряжении.
Петрович внимательно, сантиметр за сантиметром, осматривал вражеские позиции. От напряжения и усталости щипало глаза. Тело, периодически онемевало. Тогда, он напрягал и расслаблял, деревенеющие мышцы. Плавно, очень медленно двигался, изменяя позу, для облегчения кровотока. Спали напарники поочередно. Сейчас, было раннее летнее утро. Над их с Андрюхой позицией, высоко в небе, совсем мирно пели жаворонки. Петрович оторвался от бинокля и посмотрел, на лежащего впереди него Андрюху. Тот лежал, упираясь правым плечом в семисотый Ремингтон, с тяжелым стволом, положив голову, лбом на локтевой сгиб левой руки и тихо, как настоящий снайпер спал. Он очень долго смотрел в окуляр прицела, а когда его глаз, окончательно «замылился», решил немного отдохнуть, да так и уснул. Петрович вспомнил себя, в двадцать один год. Как он, в Афганистане, долго лежал тоже, сильно возбужденный яростью и желанием мести за смерть своего лучшего друга. Петрович до отупения, искал в бинокль и прицел, того духа, который был повинен в смерти товарища. Так же вырубался от усталости, но мысль о мести, возвращала его к действительности. Потом, когда он дождался своего, как ему казалось, главного врага, время, вдруг остановилось. Он спокойно, с холодным расчетом, подвел «пенек» прицела, в нужную точку и плавно выжал спусковой крючок. Даже грохот выстрела, и толчок приклада в плечо, не вывели его, из состояния глубокого сосредоточения. Хладнокровно и быстро, Петрович вернул прицел на цель и выстрелил до того, как дух упал, сраженный первой пулей. После боя, ребята из подгруппы захвата, сказали ему, что обе пули пришли, почти рядышком, духу в грудь. Петрович вспомнил удовлетворение от хорошо сделанного выстрела и затем, ощущение душевной пустоты, нахлынувшее на него. Он удивился отсутствию радости от свершившегося правосудия, а горестная печаль, потери близкого человека, еще долго, оставалась в нем. Потом была и другая война. Другие потери. Много потерь. Но Петрович, больше никогда, не поддавался желанию мести, понимая что, отмщением, потери не восполняются. Сейчас была похожая ситуация. Его, молодой напарник потерял отца. Это случилось, около двух недель назад. Родитель Андрюхи воевал пулеметчиком в отряде ополченцев, на переднем краю, когда было объявлено, официальное прекращение огня. На тот момент, существовало негласное соглашение, между воюющими сторонами, о неприкосновенности тех, кто спускается за водой, к речке, на нейтральной земле. Это соблюдалось. Однако, иногда, особо ретивые, из вновь прибывших ополченцев, не знающих об этом, или пьяные, кровожадные бойцы – «нацгвардецы» нарушали это соглашение. Но это были единичные случаи. Некоторое время назад, появился этот «свободный охотник» - Мангуст – Лисий хвост. Его не касались, ни какие соглашения. Водоносы - ВСУшники, встречаясь с водоносами - ополченцами у реки, предупреждали об этом. Однажды, рано утром, отец Андрюхи подменял заболевшего водоноса. Он надел маску – Балаклаву, чтобы скрыть лицо и пошел к реке.
Мангуст убил его, одним выстрелом, метров с двухсот пятидесяти, попав точно в сердце. Дядя Рома, как все называли Андрюхиного отца, упал на спину и долго лежал, между речкой и позициями ополченцев. Только к полудню, кто- то из ВСУшников дошел до реки и крикнул, что Мангуст ушел.
Петрович вздохнул и снова примкнул к биноклю. Он смотрел на вражеские позиции и ясно видел, бойцов, костры, замаскированные пулеметные гнезда, украинских командиров. Мангуста, никто из ополченцев не знал в лицо. Он всегда, ходил в камуфлированной маске – Балаклаве. Поэтому, Петрович искал пушистый хвостик, который Мангуст носил, как охотничий талисман, прицепив к головному убору, либо к плечу, или к брючному ремню. Петровича стали посещать мысли о тщетности ожиданий. Наверно, Мангуста здесь больше нет. Петрович чуть – чуть сместился, вдохнул, плавно выдохнул. Снова, посмотрел на спящего Андрюху. Память вернула его, к похоронам дяди Ромы. Романа все любили. За его простодушный, веселый нрав, отзывчивость и надежность. Не было человека, который сказал бы о нем, плохо. Петрович вспомнил, посеревшее, вмиг состарившееся от горя, лицо Оксаны – жены Романа. Рыдающую дочь – Галю. Самого Андрюху, судорожно стиснувшего зубы и кулаки. Его глаза, ослепленные горем и ненавистью. Слова командира: «Смерть -фашистам! Дойдем до Киева! Отомстим за наших братьев!». Дружный, ответный рев бойцов ополчения: «Так точно! Отомстим за всех!»
Шквальные обстрелы позиций ВСУ, естественно ничего не дали. Кроме, минометной «ответки» по городу, и новых жертв. Петрович пришел к командиру. Предложил план, который быстро утвердили. Изучили обстановку, нашли хорошую позицию, разработали условные сигналы, утвердили варианты выхода – отхода, прикрытия. Теперь, они с Андрюхой здесь. Солнце стало припекать, загудели мухи. Петрович, тихо, коротким выдохом, сквозь зубы позвал: «Псст!». Андрюха, едва заметно, вздрогнул, медленно приподнял голову, приник к окуляру, мощного, американского прицела. Петрович бросил, оценивающий взгляд на напарника. Мысленно похвалил его: «Молодец! Никаких лишних движений!». Вдруг, тело Андрюхи напряглось. Петрович приник к биноклю и сразу увидел «лисий хвост». В камуфлированной футболке, с привязанным, сзади, к ремню пушистым хвостиком, Мангуст сидел на бетонном блоке и курил. Без маски – Балаклавы. Петрович увидел, коротко стриженый затылок, чуть оттопыренные уши. Мангуст сидел к ним спиной. От позиций ополченцев, его загораживала мощная стена, сложенная из бетонных блоков, и усиленная мешками с песком. Но Петрович, с Андрюхой находились с тыла – на вражеской территории, поэтому для них Мангуст был открыт. Петрович, тихим шепотом сказал: «Дальность пятьсот тридцать четыре. Ветер ноль. Вертикаль пятнадцать и один. Горизонт полминуты.» - Андрюха защелкал барабанчиками поправок, прицела. « Готов!» - услышал ответ Петрович. Он потянул за стропу. Метрах в двадцати, от их позиции, качнулось тоненькое деревцо. Потом потянул еще раз. Тут, со стороны ополченцев, длинной очередью, ударил пулемет. Потом еще один. « Не спят! Молодцы!» - подумал Петрович, внимательно следя за Мангустом. Тот вздрогнул, выбросил сигарету, начал медленно сползать за бетонный блок. « Огонь!» - шепнул Петрович. Звук выстрела, рассеянный глушителем, утонул в начавшейся перестрелке. Почти сразу, Андрюха сделал второй выстрел. «Быстро!» - мелькнуло в голове у Петровича. Он увидел, термальный след полета пули, которая ударила Мангуста, под левую лопатку, рядом с позвоночником. Мангуст упал лицом вперед, и бетонный блок скрыл его. Но, интуитивно, по тому, как падал Мангуст, Петрович понял, что попадание было смертельным. Вторая пуля, прошла мимо. Петрович и Андрюха замерли. Они наблюдали. На позиции царила, легкая суета, внезапно начавшегося, боя. На место, где лежал Мангуст, никто не обращал внимания.
Через сутки, Петрович с Андрюхой вернулись на базу. Еще через сутки, разведчики подтвердили, что Мангуст убит. Пуля попала в сердце. Командир, хотел представить снайперскую пару к наградам, но они отказались. А еще через пару дней, между воюющими сторонами, был обмен пленными, убитыми и раненными. Командир попросил Петровича, помочь в передаче убитых. Тот согласился. Украинская сторона передавала пять трупов. Среди передаваемых убитых, оказался Мангуст. Петрович узнал его. По одежде, фигуре, наконец, по талисману – пушистому хвостику, который так и остался прицепленным, к ремню, сзади. Он позвал командира и показал ему Мангуста. Командир спросил представителя украинской стороны: «А этого, зачем сюда? Он же ваш!» - На что тот ответил: «Так он же местный! Родился и вырос в Донецке. Здесь отец его, мать, другие родственники. Пусть, его здесь и хоронят. До Киева, пока довезут… а может и не довезут. Вот его документы.» Петрович всмотрелся, в лицо убитого. Молодой. Нет и тридцати. Спросил сопровождающего офицера ВСУ: «Остался у него, кто - ни будь в Киеве?» - «Да. Жена и сын, малой» - совсем немолодой офицер ВСУ вздохнул, и тихо, с чувством сказал- «Будь проклята ЭТА война! ТАКАЯ война!» Петрович посмотрел ему в глаза, кивнул, они пожали друг другу руки и разошлись.
Командир позвонил Андрюхе: «Приезжай на базу. Тут, у нас твой кровник! Совсем холодный.» Андрюха примчался, минут через тридцать. Вбежал, запыхавшись, открыл мешок с трупом, внимательно взглянул в лицо Мангуста. Застыл как, каменный, в нелепо согнутой позе. Лицо его, сделалось белым, как гипсовая маска, из груди вырвался, сдавленный, то ли рык, то ли стон. « Андрюха ты шо?» - испуганно спросил командир. Андрюха молча, медленно закрыл мешок, выпрямился и на полусогнутых, старческих ногах вышел. Командир бросился за ним. Петрович взял со стола паспорт Мангуста. Открыл. Прочитал: « Тарасенко Артем Романович». И тут, он вспомнил, как Андрюха рассказывал ему, про своего старшего брата, который уехал в Киев учиться, да там и остался жить. Втайне от всех женился. Где – то там работал. Четыре года Андрюха не виделся с братом. А после майдана и начала боевых действий, брат и вовсе пропал. Жена его, звонила и общалась с родителями мужа. А про Артема сказала, что он собрался и ушел на войну. А где воюет – она не знает. Думала – в ополчении ДНР, поэтому и ей не звонит.
Все эти воспоминания всплыли мгновенно. Петрович положил паспорт на стол. Вышел. Андрюха сидел на ступеньках, обхватив руками голову. Над ним стоял, постоянно вопрошая, командир. Петрович отправил его, читать документы убитого Мангуста. Затем присел, обнял напарника за плечи, тихо, но твердо, с разделением, как бы отдавая приказ, произнес: «Все, Андрюха! Твоя война закончилась! Возвращайся к матери, хотя бы ты! Ты у нее, теперь последний остался. Ничего ей не рассказывай! Брата, мы сами тихо похороним, по – православному! Лучше, забери мать, жену брата с сыном, и уезжайте жить в Россию. Мы вам во всем поможем! Молись – чтобы Господь простил тебя!» Андрюха встал. Они обнялись, по – братски, крепко – крепко. Андрюха развернулся и молча ушел. Петрович сел на ступеньку и прошептал: «Проклятая – ЭТА война!»
Николай Брест.
Нажмите на изображение для увеличения
Название: Проклятая война.jpg
Просмотров: 8
Размер:	84.4 Кб
ID:	142488
__________________
8915-2000-27ноль
WhatsApp, Viber, Telegram.
Alex uno вне форума
  
  Ответить с цитированием Перейти в начало страницы
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Rambler's Top100

Текущее время: 07:55. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2018, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot
vB.Sponsors